Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

социальная группа

видеоканал прихода

канал на youtube


Дорогие прихожане!

При нашем храме
по воскресным дням работает

православная библиотека.

Время работы:

8.30 - 9.30

11.30 - 14.00 


Дорогие братья и сестры!

При нашем храме работает сестричество

"МИРОНОСИЦА"

Сестры милосердия трудятся при бывшей железнодорожной больнице.

Прежде всего, оказывают духовную помощь больным, а также выполняют другие послушания.

Желающим вступить в сестричество нужно записаться на свечном ящике в храме.

Справки по телефонам:

42-47-99, 42-39-49.


 

Рекомендуем:

Последний номер журнала "МИРО"

№2 (41) 
Март-Апрель 2017

скачать


Фотоархив

Богоявление 2017 

Вера, Надежда, Любовь...

Со 117 по 138 год римским императором был Адриан. До придания христианской религии статуса разрешенной оставалось еще без малого двести лет. А пока христиане всех сословий и возрастов находились вне закона. Кому-то раньше кому-то позже, но всем, приходилось вставать перед выбором: остаться верным или отступить. Отступление представляло собой принесение жертвы идолу какого-либо языческого бога. А всех верных ожидала примерно одинаковая участь: словесные увещания, лесть или угрозы, пытки, смерть. После слова «смерть» в этом списке надо бы, по земным меркам, ставить точку, но мы добавим еще один пункт ‒ вечная жизнь. Иначе действительно не ясно: зачем? Если после смерти «точка», то все что до нее ‒ лесть, угрозы, пытки ‒ зачем? Без сомнения, люди, шедшие на мучения ради Христа, знали что-то такое, чего мы не знаем, чего мы, надеюсь пока еще, не пережили. Перед этим знанием меркло все, что так ценит земной человек, перед этим знанием сама жизнь земная вменялась в ничто. Вера их настолько сильная, в какой-то степени становилась знанием о Царствии Божием. Каждый из мучеников, если так можно сказать, частью своей души уже пребывал  в этом Царстве. Святой апостол Павел восклицает: «Не видел того глаз, не слышало того ухо, не приходило то на ум человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2;9). Наверное, поэтому не могли мученики словами переубедить вопрошавших, да потому что нет таких слов, чтобы описать Божие Царство. Слово «мученик», по-гречески «мартириос», означает «свидетель». Они свидетельствовали о том, «что видели и слышали»(1 Ин. 1;3), о том, где побывали. Доказать это невозможно, можно только пережить самому. Пережить может каждый, ставши христианином, не просто крещенным, а Христианином, последователем Христа. Мучениками ведь не рождались, ими становились, да и то лишь в конце жизни. А до этого была простая христианская жизнь: покаяние, молитва, богослужение, Причастие, добрые дела… Человек постепенно возвышался, преображался, приближался к Богу. Мученики с радостью отдавали жизнь, зная, что впереди нет смерти.

Именно в это время испытаний для христиан Бог судил жить в Риме знатной вдове-христианке Софии. Женщина была благочестивой, глубоко верующей и в таком же духе воспитывала своих троих дочерей. Она назвала их по именам трех главных христианских добродетелей: старшую звали Вера, ей было 12 лет, среднюю звали Надежда, ей было 10 лет, а младшую девятилетнюю девочку звали Любовь. Никто из них не скрывал свое веры. Окружающие не столько по их словесному исповеданию, сколько по образу их жизни, поведению, отношению друг ко другу и к другим поняли, что эта семья христианская. Кто-то донес слух о мудрой Софии и ее прекрасных дочерях правителю римской области Антиоху. Тот в свою очередь не замедлил известить императора Адриана, который приказал привести их к нему. Представ перед императором, София безбоязненно исповедовала и себя и своих дочерей христианами. Адриан, рассчитывая на детский возраст девочек, пытался словами убедить их принести жертву идолам, угрожал им муками и пытками. Слова не подействовали. Девочек отдали мучителям. Начав с самой старшей Веры, истязатели жестоко избивали обнаженных девиц, отрезали им части тела, жгли на огне, строгали железом, бросали в огонь с кипящим маслом. Доведенный до безумия своим гневом, видя, что пытки не приносят вреда мученицам, император приказывал поочередно каждой отрубать голову. Мать девочек святую Софию намеренно не подвергали телесным истязаниям, она смотрела, как ее детей мучили и убивали. Даже после смерти Веры, Надежды и Любови ее оставили в живых. София похоронила тела дочерей, три дня провела на их могиле, после чего там же предала дух Богу.

При прочтении жития этих святых мучениц возникают разные чувства: ужаса, жалости, может быть, у кого-то ненависти по отношению к бессердечным мучителям, но где-то в глубине души таится чувство стыда. Стыдно за себя, как за христианина, за близких, которых хорошо знаешь, просто за посторонних людей, зашедших в храм, желающих свечками и различными «оберегами» откупиться от Бога, заглушить совесть. Ведь при всем при этом мы считаем себя православными христианами, нисколько однако не похожими на Христа. Вот какими тогда были христианами! Но ведь они были такими же людьми из плоти и крови, ничем не отличными от нас. В чем же дело? Почему те христиане жизнь отдавали за Христа, а теперешние ленятся в воскресенье на Божественную литургию подняться, детей некогда принести причастить, евангелие ни разу не читали…, можно перечислять долго то, чего мы не делаем. А главное всегда есть причина. Первая почти у всех: нас никто не учил, время (имеется ввиду советское) было «такое». А какое «такое»? Во втором веке, когда жили святые мученицы, время для христианства было отнюдь не благоприятнее. Тогда христианам головы отрубали. Все об этом знали и тем не менее на место каждого убитого христианина приходил новый, а то и не один. Так в чем же дело? Почему теперь многие христиане настолько холодно, безразлично относятся к своей вере?

Преподобный Серафим Саровский говорил, что разница между святым человеком и не святым, грешником, заключается в решительности. Для того чтобы действительно стать христианином не по внешним признакам, но по образу жизни, зачастую нужно кардинально изменить свою жизнь. Однако менять-то, как правило, хочется то, что не нравится, а наши страсти-грехи нам очень даже нравятся, и не хочется с ними расставаться. Вот и получается, что современный христианин перед выбором второго века «остаться верным или отступить» довольно часто выбирает именно «отступить» (хотя, конечно, как отступление или предательство свой поступок он никогда не рассматривает) и приносит жертву идолам ‒ своим страстям. Люблю я поесть вкусно и много, так почему должен отказываться? Да хотя бы ради себя: те, кто много кушают в первую очередь сами потом и страдают. А кроме этого, если купить пищу поскромнее, то сэкономленные деньги можно опустить в стоящую возле кассового аппарата коробочку (теперь такие появились в нашем городе) для сбора средств на лечение больного ребенка. Примеров из жизни, когда мы встаем перед выбором, можно привести довольно много и получается, что нужно все время быть начеку, духовно бодрствовать. Во многом нужно пересиливать свои желания, навеваемые греховными привычками. Это нелегко, в какой-то степени можно сравнить жизненный путь любого христианина с мученичеством, конечно, не всегда физическим, но всегда духовным. Христианство это не бесплатное приложение для сытой жизни. Настоящее христианство, следование за Христом всегда мученичество. Почему? Тем, кому не ясно, советую прочесть евангелие. Как только выберет человек для себя ориентиром в жизни верность Богу в любых ситуациях, так и вступает на этот путь, путь Христов. Приходится бороться и с самим собой, столкнуться и с неприятием твоего поведения окружающими, дольно часто с откровенной враждой против веры. Однако, что бы ни было на этом пути, все можно и нужно перенести, претерпеть до конца.

Что было, если бы святая София поколебалась в своей вере, в своей верности выбранному христианскому пути, если бы она принесла жертву идолу? Ни в коем случае мы бы не смели ее за это осуждать, нет! Но в этом случае «мир сей» стал бы победителем. Им все равно пришлось бы расстаться: смерть настигает всех, но тогда это была бы совсем другая смерть. А теперь и смерть Веры, Надежды и Любови, и смерть самой Софии действительно стала победой над миром, противным Богу. На мой взгляд, к их смерти в некоторой степени приложимы слова из пасхального тропаря: «смертью смерть поправ». Их смерть не была поражением. Самой они засвидетельствовали истинность, реальность совершенно другой жизни, по сравнению с которой все земное, сама жизнь и сама смерть становятся малозначимыми, никчемными.

Открывается, открылась уже новая бессмертная жизнь во Христе, и каждый, кто только захочет и приложит хоть какие-то усилия, может получить ее с избытком.

иерей Антоний Моргун